?

Log in

No account? Create an account

О двоих

Проснулись две тени,
Лежали, молча в потолок глядя.
Как у Маяковского,
Взяв руку, её
Тонкие пальцы, исступлённый, гладил.

Кричали две тени,
Ругались, били тарелки и чашки.
Как упустившие
Последний шанс,
Пустились оба во все тяжкие.

Рыдали две тени,
Друг от друга свои слёзы пряча.
Как утонувшие
В тёмной воде,
Не понимая, что всё это значит.

Молчали две тени,
За окном шумел город буднями.
Как опоздавшие
На первый трамвай,
Они смешались с толпой многолюдной.

Проснулись две тени,
Лежали рядом, в потолок глядя.
Как и тогда,
Много лет назад,
Её тонкие пальцы, восторженный, гладил.

Дружба на всю жизнь

У папы был очень близкий и любимый друг по имени К.

Дружили они с самой школьной скамьи. Даже в медицинский институт вместе поступали. Потом дружили семьями, жёнами, детьми. Нами, то есть. Всю жизнь дружили, по-мужски, крепко. Ездили друг к другу в гости, мы к ним - в Ярославль, а они - к нам, в Москву. Если у кого из родных, близких или знакомых возникала вдруг необходимость какая, всегда она принималась, как своя собственная. Каждый друг другу помогал, чем только мог. Изо всех сил помогал. По настоящей дружбе.

Потом К. оставил Ярославль и уехал со всем семейством на Землю Обетованную, по зову предков. Репатриировался. Навсегда репатриировался. Безвозвратно.

Отец каждый год бывал в Ярославле и обязательно навещал там могилу матери К. Не по просьбе, а из чувства долга, ответственности перед другом и всей его семьёй. Как-то раз мы поехали туда с отцом вдвоём. По пути посещали места, связанные с их общими воспоминаниями. Папа комментировал, рассказывал, а я всё снимал на видеокамеру. Некоторое время спустя, он отправился погостить в Израиле у К. и в подарок приподнёс кассету с этой видеозаписью. Кадры из "прошлой жизни". Все были очень рады, звали его приезжать опять, приглашали и меня в гости вместе со старшим братом, Дмитрием.

Там нас ждал, как всегда, тот же радушный приём, роскошный стол, мы много шутили, смеялись, смотрели фотографии, гуляли, ездили купаться на море, очень хорошо проводили время, короче говоря. Просили приезжать снова, в любое время. Дескать, в пожилом возрасте есть нехватка общества молодых людей. Вот комната для гостей, где всегда все останавливаются. Передавали приветы маме, сестре. С папой вместе звали приезжать ещё. Друзья же, всё-таки! На всю жизнь.

Через два года папа умер.
К. позвонил и попросил от имени его семейства положить венок на могилу.

Недавно я вспомнил о той видеозаписи и подумал, что было бы хорошо сделать копию для себя. На ней - мой родной, любимый человек, его голос, как-никак. Недолго думая, взял телефон и позвонил К.. Он спросил, в чём причина моего звонка, а когда я рассказал, ответил, что не понимает, о чём именно идёт речь и ни о какой кассете не знает. Вдобавок спросил, почему меня это вообще так беспокоит, какое я имею к этому отношение и почему так хочу сделать дубликат. Между делом сообщил, что они с супругой долго размышляли и решили мне не звонить в годовщину смерти отца. Мол, кому звонить-то, когда его уже нет? В завершение разговора К. извинился за прямоту и сказал что они - люди пожилые, у них свои проблемы, а значит, принимать меня в гости больше возможности нет. А ещё ему надо собираться на работу.

Как мне хотелось бы или ошибаться, или разбираться в людях чуточку хуже.
Может, это я напрасно? Дружба, всё-таки. Настоящая. На всю жизнь. Крепкая, мужская.

Тонкости об[ра]щения

Год тогда шёл, по-моему, 97-й.
Мама отправила меня на всё лето в Орехово-Зуево, где на берегу Исаковского озера расположился небольшой санаторий. Так вот, на базе этого санатория открыли лагерь, и туда в один из выходных дней ко мне с гостинцами приехали оба родителя на одной машине. Вместе, стало быть.

Погода стояла замечательная, мы сразу же отправились гулять по берегу озера, делиться новостями. Я преимущественно рассказывал об отдыхе, взамен получал новости из Москвы и с удовольствием вдыхал лёгкий запах бензина от куртки отца. Это был такой родной запах! Под курткой отец нёс фотоаппарат. Время от времени мы останавливались и фотографировались. Вдруг, я неподалёку заметил человека, который медленно шёл в нашем направлении нетвёрдой походкой. Когда он приблизился, удалось получше разглядеть. Это был мужчина средних лет, сильно худой, загорелый, с уставшим лицом. Незнакомец остановился, молча и с интересом наблюдая, как папа делает очередной снимок, потом немного нерешительно подошёл ближе и начал диалог, обращаясь к отцу:

- Скажите, пожалуйста, как ваше отчество?
- Здравствуйте. Простите великодушно, мы знакомы?
- Пожалуйста, назовите ваше отчество.
- Моё отчество Борисович, при этом я не совсем понимаю, к чему вопрос.
- Борисович, пожалуйста, Борисович, не мог бы ты сделать несколько фотографий для меня? Дело в том, что скоро я умру, а приличной фотокарточки даже нет. Я тебя очень прошу, Борисович, не откажи.

Отец без лишних вопросов сделал несколько снимков: на фоне озера, леса и посёлка, записал в блокнот почтовый адрес, а по возвращении в Москву отправил по нему письмо с фотографиями.

Несколько лет назад, гуляя по Александровскому саду, я увидел потрясающего ребёнка и не удержался от того, чтобы сфотографировать. Через пару минут ко мне подошла мама девочки:

- Добрый день. Я Ирина Михайловна. Настя, которую вы только что сфотографировали - моя дочь.
- Очень приятно, Ирина Михайловна, меня зовут Евгений Евгеньевич.
Она улыбнулась:
- Скажите, Женя, можно вас попросить прислать фотографии Настеньки?
- Разумеется! Пожалуйста, диктуйте адрес.

Я достал блокнот и ручку.

Опоздал

Будучи двенадцатилетним мальчишкой, я с удовольствием проводил лето в пионерском
лагере "Дружба". Существовал раньше такой лагерь поблизости от подмосковного
Ступино. И нравилась мне там до невозможности одна девочка по имени Карина, по
фамилии Деткова. У неё была завораживающая улыбка, которая заставляла меня
столбенеть, краснеть и мямлить, а когда она улыбалась, на щеках появлялись
трогательные ямочки. На тот момент ещё не обладая необходимыми решительностью,
нахальством и смелостью, естественно, я очень боялся подойти и рассказать о своих
чувствах.

И вот, во время традиционной дискотеки в последний вечер, выждав момент,
когда Карина окажется одна в палате, меня, пошатывающегося на ватных от волнения
ногах, товарищи втолкнули к ней и захлопнули следом дверь. Девочка стояла в
полумраке посередине комнаты, одетая в белую футболку и белую же юбку выше колен.
Было видно, что она чего-то ждала. Я выдавил из себя что-то вроде: "Карин, я...
собирался... очень... давно тебе что-то сказать." Она покраснела. Секунды казались
нескончаемо длинными. Сердце дико стучало где-то в голове. Я наконец завершил мысль:
"В общем... Я тебя люблю!" Повисла пауза. В тот момент возникло ощущение, как будто
я проваливаюсь сквозь деревянный пол. Очевидно, куда-то в подвал. Карина посмотрела
на меня чистыми, улыбающимися глазками и произнесла: "Жень, извини, но меня уже
любят."

Я пулей выскочил из палаты, добежал до своей кровати, рухнул на неё и плакал, пока не заснул.

Profile

pilotissimo
Pilotissimo

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner